ИСПОВЕДЬ ОККУПАНТА & OKUPANTA GREKSUDZE
(главы из неопубликованной книги)

 

ИСПОВЕДЬ ОККУПАНТА

(повесть о жизни обычного человека в стране СССР)

Часть 2. РСФСР

Глава 3 Школа оружия

 

   Если вам доведётся ехать по Каширскому шоссе из столицы в область, то проехав большую развязку с Проспектом Андропова (я не шучу, в Москве есть проспект с таким названием – москвичи бережно хранят память о человеке, утопившем в крови Будапешт в 1956 году!) посмотрите налево. Вы увидите низкие, приземистые кирпичные здания, стройные ёлочки перед входом и залитую солнцем (если дело происходит летом) или засыпанную снегом площадь, по которой каждый день течёт в институт поток студентов и этот поток никогда не иссякает. Здесь, по адресу Каширское шоссе дом 1 значится институт, который я окончил в 1979 году.

Главный корпус МИФИ (креста перед входом ещё нет, а есть лозунг - ВПЕРЁД К ПОБЕДЕ КОММУНИЗМА!)

   «Кто в МИФИ поступил, тот всю жизнь погубил!» - так начиналась популярная студенческая песня, исполняемая на мотив «Дубинушки» и практически с тем же припевом: «Поучим, поучим и сбро-о-осим!» Вот только никто, кроме, разве что «козерогов-первокурсников» Московский ордена Трудового Красного знамени инженерно-физический институт, «институтом» не называл - мифисты говорили коротко и ёмко: «школа». Корни такого названия - в бииографии академика Игоря Курчатова, «отца» советской атомной бомбы, основателя «Школы оружия» в 1942 году, почти сразу же переименованную в Московский механический институт боеприпасов, после 1945-го года - снова переименованную в Московский механический институт, а после смерти Сталина в 1953 году получившую вполне «мирное» «инженерно-физическое» название - МИФИ.

   «Есть мнение, что название говорит о многом. Этому не верьте. Название говорит не о многом, а обо всем!» Трижды правильно сформулировал автор, пишущий под псевдонимом Виктор Суворов - в случае с названием МИФИ: первое его название, действтиельно, говорит обо всём! Это был институт, который учил делать атомную бомбу. Никаких альтернатив! Когда я стал студентом МИФИ, в том далёком 1973 году в институте было 5 факультетов: «Т-фак» (Теоретической физики) - там учили разрабатывать атомные бомбы, «Э-фак» (Экспериментальной физики) - там учили делать атомные бомбы, «А-фак» (Автоматики и телемеханики) - там учили управлять сборкой, хранением, транспортировкой и подрывом атомных бомб, «K-фак» (Кибернетики") - там учили рассчитывать параметры атомной бомбы и всего того, что эту бомбу: хранит, перевозит, доставляет к месту «использовния» и взрывает и «O-фак», который был вообще расположен не в столице, а в непосредственной близости к месту производства высокообогащённого урана и оружейного плутония - реактору в городе Обнинске.

   Четвёртый семестр (группа К4-08)

   Первое сентября 1975 года приходилось на понедельник. Это было весьма прискорбно, потому, что выдержать неделю занятий сразу же после летнего отдыха очень трудно для любого студента. Хорошо, когда неделя (учебная) начинается где - то в районе четверга: два дня пострадал, а там уже и воскресенье.

   Но я встретился со своими приятелями за три дня до начала учёбы - 28 августа нашей группе выдавали учебники в библиотеке. Когда я приехал на станцию метро «Каширская», я увидел Игоря (Хлытчиева), который вышел из соседнего вагона и теперь шёл впереди меня. Я догнал его, и мы обменялись крепким рукопожатием. Говорят, что по руке можно судить о характере человека. Рука у Игоря очень широкая, ладонь твёрдая, пальца чуткие, а сам он человек весьма практичный и с большим опытом в жизни. Позже я неоднократно поражался его спокойствию и умению трезво оценить обстановку, независимо от её сложности… Были случаи убедиться.

   Вдвоём мы пошли к выходу из метро, поднялись по широкой лестнице на поверхность и столкнулись с Валей (Сиушкин), Валерой (Левченко) и Сашей (Грох). Все они живут в общежитии, Валя и Валера учатся в моей группе, а Саша во К4-02А. Они ездили в город и, судя по их довольным физиономиям что - то купили, отстояв многочасовую, вполне «советскую» очередь за «дефицитом». Мы поздоровались и решили идти в институт пешком. По дороге не умолкал смех: каждый рассказывал анекдоты, которых за лето накопился изрядный запас. Подойдя к кинотеатру «Мечта» мы разделились: Саша пошёл в общежитие, а мы спустились в подземный переход и направились к институту. Прошли по площади и, предъявив свои студенческие билеты, вошли внутрь.

   Уже у входа можно понять, что здесь учатся остроумные люди. Многочисленные объявления на всех известных и неизвестных языках (в том числе – и языках программирования…) предлагали всем желающим: вернуть найденный кошелёк, взять билеты на КИВ (клуб интересных встреч), вечер отдыха, отдать тетрадь с конспектами лекций по ТФКП (теория функций комплексных переменных), и так далее и в том же духе. Бегло просмотрев эту рекламу, мы спустились в библиотеку.

   Получение книг для меня всегда связано с неприятными «социалистическими распределительными» ассоциациями: кажется, что тебе обязательно дадут меньше книг, чем твоему соседу. И поэтому каждый старается набрать учебников побольше, хотя потом их почти никто не читает. Любому студенту достаточно конспектов, если он их пишет, чтобы сдать экзамен на положительную оценку. Это не голословное утверждение, оно проверено практикой. Если учиться в семестре, что бывает очень редко, то книги читать полезно, для этого хватит времени, но в сессию студент еле успевает читать конспекты. Я говорю здесь о среднем составе - не отличниках, но и не троечниках, о тех, на ком собственно и держится система высшего образования - это добросовестные средние (в самом лучшем смысле этого слова) студенты. Если студент отводит равное или пропорциональное время на занятия и отдых - он держится «в струе». Самое главное в семестре не выпасть из ритма. Учебная жизнь мчится и грохочет как скорый поезд и очень грустно становится, если ты в нём не едешь. Дисгармония с ритмом учёбы и есть основная причина того, что студента пьют и пьют помногу. Если провести мысленно опрос студентов; почему они пьют, скорее всего, ответы были бы такими:

Результаты виртуального опроса студентов МИФИ
% голосов причина (по мнению самого студента) дни выпивок настоящая причина
80 "все пьют"
"за компанию"
суббота и (или) воскресенье нервное напряжение и переутомление, которые накапливаются к концу недели и в те дни, когда нет обычного ритма учёбы (праздники) сессия, диплом, практика
10 "я так хочу"
"у меня на это есть свои причины"
почти ежедневно алкоголизм
6 "я не буду объяснять свои поступки" одновременно с 1-й и 2-й группами, но всегда ищут повод личные мотивы и переживания - "розовый алкоголизм"
менее 4 "только рюмочку и только за компанию, а вообще-то я не пью!" вместе с 1-й группой остутсвует
1 вообще не пьют не ощущают потребности

    Как ни прискорбно описывать эти факты, но они, тем не менее, существуют. Аналогично деление на курящих и не курящих. Более 40% студентов курят для того, чтобы снять нервное напряжение, депрессию, хотя и утверждают, что они просто балуются и могут бросить в любую минуту.

   Как ни прискорбно описывать эти факты, но они, тем не менее, существуют. Аналогично деление на курящих и не курящих. Более 40% студентов курят для того, чтобы снять нервное напряжение, депрессию, хотя и утверждают, что они просто балуются и могут бросить в любую минуту.

   Я несколько отвлёкся от темы. Так всегда бывает: не успел сосредоточиться, как в голову лезут всякие посторонние мысли. А как знать, может это она сейчас посторонняя, а через некоторое время станет самой нужной. Итак, получив книги, мы подошли к расписанию, которое висело около читального зала на третьем этаже. Оно, как мне показалось тогда, было составлено очень неудачно. В первой половине недели занятий было мало, а во второй половине, когда начинаешь уставать надо было заниматься с утра до вечера. Появилось много новых предметов с интересными названиями: ФЭП (физика электронных приборов), КПУ (конструирование приборов и установок), вычислительная техника в инженерных расчётах, основы кибернетики. Вместе с тем, как хроническое заболевание с первого семестра тянулись физика, с предыдущего семестра ОТЭЦ (основы теории электронных цепей)с её нудными лабораторными работами. Вообще забот хватало!

   Мы расстались около автобусной остановки, сказав друг другу: «До встречи в новом семестре». Игорь почему - то пошёл к общежитию...

   Итак, как я уже писал, первое сентября 1975 года приходилось на понедельник. В понедельник с утра для всего потока читалась лекция по физике в аудитории А - 304, весьма удобной тем, что она имела выходы на два этажа, третий и четвёртый; в середине лекции можно было спокойно и незаметно для преподавателя выйти через верхние двери. Курс физики все пять семестров читал нам В.И. Ростокин, человек очень странного характера и необычных поступков. О нём рассказывали много историй, якобы случившихся на экзамене. Приводились его разговоры со студентами и его фраза, считавшаяся классической: " ... вектор, отрицательный по модулю" Когда мы учились на первом курсе, его лекции казались всем совершенством преподавания. Но всё в мире познаётся в сравнении. Поэтому народ сидел в аудитории А - 304 только потому, что это была первая лекция и первое сентября. Говорил Виктор Иванович медленно, изредка запинаясь и как - бы подыскивая слова. Его камнем преткновения был вывод различных интегральных уравнений. Он обязательно путался, несколько раз начинал вывод сначала, но никак не мог преодолеть коварное место - замену переменных под знаком интеграла. Если был первый час лекции, кто-нибудь из зала поправлял его и он справлялся в ошибкой, если он ошибался на втором часу, то все сидели тихо, ибо голос Ростокина обладал магическим усыпляющим действием и на втор ром часу лекции все дремали и не хотели просыпаться из-за каких-то пустяков, вроде интегрирования.

   Виктор Иванович начал лекцию с того, что, поздравил тех, кто перешёл на третий курс, то есть нас, пожелал массу всяческих успехов и приступил к процессу преподавания. Первая лекция была вступительной, потоком полились фамилии: Резерфорд, Томпсон, Шреядер, Зайдвнберг, Энштейн, Комптон - начиналась атомная физика. Я склонился к столу, подложив руки под голову. Последней моей мыслью было: «Кажется, вся атомная физика была создана одной нацией». После этого мои глаза сомкнулись и я спокойно уснул на первой лекции, первого сентября, пятого семестра. Больше я на лекции по физике не ходил. Это стоило мне тройки по физике в дипломе, но по утрам в понедельник я досыпал два часа дома, в постели, а не на жёсткой скамейке в аудитории А-304.

   Разбудил меня Валера (Левченко). Он подсел на мой ряд, потряс меня за плечо и спросил: «Хочешь анекдот расскажу?» Не дождавшись моего согласия начал: «Вовочка был двоечником по арифметике и Танечка вызвалась ему помогать. Договорились, что Танечка придёт к Вовочке вечером и поможет ему сделать домашнее задание..." В это время через «верхнюю» дверь в аудиторию тихо вошли «прогульщики» и сели с нами рядом - Ваня (Логинов) и Витя (Сериков). Ваня носил куртку с надписью «ССО МИФИ», темно - зелёного цвета с многочисленными эмблемами и надписями на всех языках. Витя был выдержан в серых тонах, что очень шло его бело-рыжеватой шевелюре и простецкому выражению лица. В то время (на третьем курсе) он ещё не бил женат и большее внимание мог уделять своей внешности. Между тем, Валера продолжал: «... поставил на стол бутылку водки, закуску разложил и ждёт. Потом подумал - маленькая, не поймёт, убрал бутылку, достал торт, конфеты и поставил чайник кипятиться...» Валера увлёкся, говорил всё громче и впереди сидящие студенты тоже начали прислушиваться. «... раздался звонок, Вовочка пошёл открывать, на пороге стоит Танечка с портфелем. Удивился Вовочка и спрашивает: «А портфель - то зачем?» А Танечка ему отвечает: «Так ведь завтра же с утра в школу идти.» Громкий смех заглушил мои замечания о развитых первоклассницах, нудные слова лектора о серии Бальмера, и вопрос Володи (Лавриков), сидящего неподалёку с книгой братьев Стругацких: «Ну что, снова про меня анекдоты рассказывают?» Тут прозвенел звонок, и лектор Ростокин вышел, лекция закончилась.

   Говорить о том, что студенты любят рассказывать анекдоты - значит не сказать ничего. Студенты не только рассказывают много анекдотов, они с большим умением их слушают. Слушать тоже надо уметь. Хороший и хорошо рассказываемый анекдот имеет столько тонких мест и незаметных швов, намёков и тщательно скрытых тонкостей, что человеку, не посвящённому во все эти тонкости анекдот кажется скучным и неинтересным. Умение слушать, понимать и ценить хороший анекдот вырабатывается у студента постепенно и оно тем совершеннее, чем больше анекдотов он прослушал. Хорошо рассказанный и умело выслушанным анекдот заряжает студента хорошим настроением на долгое время. И наконец, в общении с женщинами анекдоты просто необходимы, иначе как же заполнить паузы и неувязки в разговоре. Они (анекдоты) помогают казаться остроумным и в общении с приятелями и наедине с самим собой.

   День пронёсся мимо кучей вводных лекций и первых семинаров. В 16 - 45 прозвенел, наконец последний звонок и я, смешавшись с толпой студентов покинул институт. После некоторого колебания между пешей прогулкой и общественным, я выбрал троллейбус и через 5 минут приехал на станцию метро «Каширская»…

Эмблема МИФИ - укрощённый атом Отцы-основатели МИФИ (первый слева - академик Курчатов) Учебный реактор МИФИ Учебный реактор МИФИ (интерьер)

Корпуса МИФИ на Каширском шоссе (1962 год) Первое сентября 1973 года Группа 08 факультета Кибернетики (1979 год) Военная подготовка (1975 год)

Выписка из диплома (1978 год) - аверс На семинаре по физике (1973 год) Выписка из диплома (1978 год) - реверс Студенческая столовая

Нагрудеый знак выпускника МИФИ

МИФИ 1973
Первое сентября - посвящение в студенты

МИФИ 1975
Студенческая жизнь

 

МИФИ 1975
Субботник

АВТОР РАБОТАЕТ НАД ВОССТАНОВЛЕНИЕМ ЭТОЙ ГЛАВЫ...

Рукопись книги и все материалы были изъяты во время обыска
8 декабря 2010 года

В настоящее время автор восстанавливает утраченное

 

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ АВТОРУ ВОССТАНОВИТЬ РУКОПИСЬ?

 
 

ИСПОВЕДЬ ОККУПАНТА

OKUPANTA GRĒKSŪDZE

Предыдущая глава   Следующая глава

анализ сайта