ИСПОВЕДЬ ОККУПАНТА & OKUPANTA GREKSUDZE
(главы из неопубликованной книги)

 

ИСПОВЕДЬ ОККУПАНТА

(повесть о жизни обычного человека в стране СССР)

Часть 2. РСФСР

Глава 5. Евреи - «отъезжанты»

 

System programmer (1983 год)   В 80-х годах XX века компьютеры были большими... Очень большими! Такими большими, что системный программист легко помещался ВНУТРЬ компьютера. Такими большими, что внутрь компьютера (в «машинный зал») также легко помещались: дежурная смена операторов, инженер-электронщик, системный программист (как я уже говорил), начальник ЭВМ (была и такая должность!) и друзья-знакомые-сослуживцы всех перечисленных выше персонаженй, которые время от времени заходили в гости.

   Переферийные устройства также размещались внутри компьютера (тоже в «машинном зале»), а в самих переферийных устройствах было столько свободного места, что один мой знакомый: системщик из города Троицка, поссорившись с женой, почти месяц ночевал в стойке управления ленточными накопителями (EC-5517 - если быть совершенно точным...) и ночевал вполне комфортабельно; только угроза увольнения (он рано утром, когда с полотенцем на шее и в одних трусах шёл умываться в туалет, столкнулся в коридоре с директором своего академическолго института) заставила моего коллегу вернуться в семью.

Кстати о «больших компьютерах»...

   В 70-е годы прошлого века очередной «судьбоносный» пленум ЦК КПСС принял решение о развитии вычислительной техники в СССР. Выполнять «судьбоносное» решения начали совершенно «советским» способом – массовым воровством зарубежных прототипов. Для воровства была выбраны компьютеры фирмы IBM 360-й серии. Уж не знаю, что именно советские чекисты делали с руководством компании: может табуреткой по голове били, а может – закармливали бочками варенья и корзинами печенья, но начиная с 1971 года компания IBM в невероятном порыве щедрости (и в обход санкций США – поправка Джексона-Вэника) начала продавать Советскому Союзу: компьютеры и переферию, документацию (в оригинале!) и программы (в исходных кодах!), операционные системы (в дистрибутивах!). Для освоения и адаптации «цельностянутого» добра был срочно создан Научно-исследовательский институт цифровой электронной вычислительной техники (НИИЦЭВТ).

   Спустя 5 лет воровство обрело такие масштабы, что возник реальный дефицит кадров и ведущие вузы страны обязали готовить «системных программистов» для «новой» серии ЕС ЭВМ, созданной (разумеется!) «гением советского народа»...

   Этот дефицит кадров резко изменил и моё будущее: в 1976 году 8-ю группу факультета «Кибернетика» МИФИ, ещё учили программировать для станков с ЧПУ, которые были призваны обрабатывать детали из сверхтвёрдых сплавов для атомных реакторов и атомных же бомб. Некий станок, он обычно фрезерный или сверлильный, он обладает минимальным интеллектом, в него, посредством перфоленты вводится программа, обычно это последовательность операций: выбрать такой-то инструмент, позиционировать его туда-то, начать вращение, столько-то оборотов, двигать «стол» с деталью до таких-то координат и так далее, по-операционно до полной обработки всей детали.

   Всё эти команды «набивалось» на 5-ти дорожечную перфоленту на германском (ГДР) телетайпе, который давал ещё и бумажную копию. Перфолента «заправлялась» в приёмное устройство в «мозге» станка – это такой металлический шкаф со многими лампочками, высотой с человеческий рост и начиналось «покомандное» исполнение программы. Обычно учебную программу «клинило» на второй-третьей командах, потому как «мозг» станка не понимал ошибок в командах или координатах, а никакой возможности «пообщаться» с этим «мозгом» не было: понятный неспециалисту интерфейс обратной связи не существовал.

   Ситуацию немного скрашивала возможность «прогнать» перфоленту с командами для станка с ЧПУ через эмулятор этого станка, написанный на языке программирования BASIC и функционирующий на вычислительной машине М-6000. В случае ошибки, эмулятор хотя бы выдавал номер команды и код ошибки. Используя инструкцию для станка с ЧПУ (почему-то написанную на английском языке…) с расшифровкой кодов ошибок, студент мог внести коррективы в свою программу и так – покомандно, до полной отладки всей программы. А не отладишь программу - не будет зачёта по «основному» для нашей группы предмету. Я-то полагал, что «основным предметом» будет кибернетика и вычислительная техника, но жизнь в 1976 году распорядилась как-то иначе.

   Германских перфораторов, разумеется, было мало, студентов – много, сроки поджимали и руководство кафедры приняло своё «судьбоносное» решение – дозволить работать на старых (50-х годов прошлого века) телеграфных аппаратах, которые тоже выдавали 5-ти дорожечную перфоленту и «бумажную» копию – намазанную с одной стороны канцелярским клеем узкую бумажную полоску, которую каждый, кто в «совке» получал «поздравительные» телеграммы, помнит кривонаклееной на открытку с цветочками.

   «Гениальная» (по моему разумению!) идея розыгрыша лежала на поверхности – автор этих строк, недолго думая, «настучал» на клавиатуре телеграфного аппарата текст телеграммы, которая в СССР взволновала бы любого… (нет, это не было «приветом из Сочи» в одном слове: «Пятидесятирублируй») Текст был дословно такой: «Хмурого взяли, срочно меняй вся явки. Мюллер», адрес: «Москва, Общежитие МИФИ, Семёнычу». После уроков, по пути из института в «общагу» МИФИ я приобрёл в почтовом отделении самую дешёвую открыточку с обложкой «Вам телеграмма», вклеил ленточку с текстом и разместил полученный «инфомационный продукт» в одной из ячеек в ящике для писем, расположенном в открытом доступе возле стола вахтёра (а как без вахтёра!) в здании общежития факультета «Кибернетики»… После чего, полагая шутку удавшейся, спокойно уехал домой.

   Результат превзошёл все мои ожидания… На следующий день мои однокашники, проживавшие в общаге появились "на уроках" только после обеда, совершенно серые от бессонницы и перепуганные до полной потери речи. Значительно позже, за «парой пива», народ рассказал, что телеграмму обнаружили вечером, корпус мгновенно оцепила «какая-то странная милиция» и до утра «специальные товарищи» допрашивали «всё что шевелится»: то вместе, по поврозь, а то – попеременно, пытаясь выяснить адресата, отправителя и все те «явки», которые было предложено «срочно менять».

   История, разумеется, не получила широкой огласки, но имела нежданные положительные последствия – лабораторные работы по программированию на станках с ЧПУ отменили, комнату с телеграфными аппаратами – закрыли и опечатали а 8-ю группу факультета «Кибернетики» - срочно перепрофилировали в «системных программистов ЕС ЭВМ» (в полном соответствии с решением очередного «судьбоносного» пленума ЦК КПСС)

ИНТЕРМИКРО - IBM/PC ЕС ЭВМ ЕС ЭВМ ЕС ЭВМ

ЕС ЭВМ

АВТОР РАБОТАЕТ НАД ПРОДОЛЖЕНИЕМ ЭТОЙ ГЛАВЫ...

Рукопись книги и все материалы были изъяты во время обыска
8 декабря 2010 года

В настоящее время автор восстанавливает утраченное

 

ХОТИТЕ ПОМОЧЬ АВТОРУ ВОССТАНОВИТЬ РУКОПИСЬ?

 
 

ИСПОВЕДЬ ОККУПАНТА

OKUPANTA GRĒKSŪDZE

Предыдущая глава   Следующая глава

анализ сайта